Войти / Зарегистрироваться

Алексей Лихачев: «Забота об экологии стала для нас частью мировоззрения»

с 04 авг по 07 авг 2020

Что такое цели устойчивого развития? Зачем бизнесу им следовать? Как приверженность им меняет мир? Какие из них наиболее актуальны для «Росатома»? Об этом гендиректор госкорпорации Алексей Лихачев рассказал в рамках онлайн-трансляции, организованной Московской школой управления «Сколково» для бизнес-сообщества. Мы выбрали главные тезисы эфира.


Что такое ЦУР
На мой взгляд, сформулированные ООН в 2015 году цели устойчивого развития наиболее полно отражают глобальную повестку развития. Более ранние версии, например цели развития тысячелетия ООН, принятые в 2000 году, покрывали только часть аспектов жизни человека. Также к реализации ЦУР впервые было подключено бизнес-сообщество — ​ранее этой повесткой занимались преимущественно правительства стран и международные организации. ЦУР — ​это новая мировая стратегия развития, в центре которой стоят интересы человека, а не отдельных корпораций, политических или бизнес-элит. И это для меня наиболее важно.

Почему «Росатом» следует этим целям
Как известно, толчком для создания отечественной атомной отрасли были события в Хиросиме и Нагасаки. Появление атомного министерства в Советском Союзе полностью соответствовало целям устойчивого развития планеты в августе 1945 года. Речь о сохранении мира на земле, недопущении третьей мировой войны. Так что на главные вызовы мы ответили уже своим созданием.

Исторически компания прошла серьезную трансформацию, причем не только в бизнес-процессах, но и в менталитете. Из закрытого министерства, где главенствовал код гостайны и запрет на общение с иностранцами, мы переродились в открытую глобальную компанию. Набор наших внутренних задач серьезно расширился. Мы работаем в десятках стран мира. Но то, что в советское время называли социальной ответственностью, остается частью нашего кода. Причем это проявляется во всем. И в 26 атомных городах, где «Росатом» берет на себя ответственность не только за производственный процесс, но и за развитие территорий, социальную сферу — ​начиная с детсадов, школ и медицины и заканчивая борьбой с пандемией. И в масштабах страны благодаря отраслевым компетенциям мы участвуем в целом ряде федеральных проектов. Это и нацпроекты, и производственные и социальные программы, которые реализуют регионы. И в мире в целом: являясь глобальной компанией, мы ориентируемся на мировую повестку дня, поэтому следование ЦУР прописано в новой стратегии «Росатома» на 2020–2030 годы. Для нас неразделимы бизнес-задачи и вклад в развитие общества, страны, наших городов и конкретного человека.

Приведу в пример два наших зарубежных проекта — ​строительство АЭС в Белоруссии и Бангладеш. За восемь лет из небольшого белорусского периферийного поселка Островец превратился в современный город, куда со всей страны начинает стягиваться техническая интеллигенция и люди, желающие овладевать новыми знаниями и компетенциями. В Бангладеш мы строим станцию тоже на периферии. Пока только на первой трети строительства, но вокруг площадки уже появились многоэтажные дома, в них живут образованные люди, это место становится центром логистики и притяжения местного бизнеса. Из 9 тыс. работников на площадке 7 тыс. бангладешцы, которые получили новые навыки и приличную зарплату. Для Бангладеш это проект национального масштаба, самый крупный из реализуемых сегодня в стране, который решит проблему энергообеспечения, занятости, развития бизнеса и образования целого региона.

Какие цели в приоритете у госкорпорации
Прежде всего, седьмая цель — ​недорогая и чистая энергия. Мы продолжаем расширять нашу атомную продуктовую линейку за счет средних, модульных и передвижных станций. Увеличиваем свое присутствие в энергоповестке страны. Сегодня приблизились к 20 %
атомной генерации, готовы и дальше наращивать генерирующие мощности. По парниковым выбросам мы почти не отстаем от ветроэнергетики: у них 11 т на гигаватт-час, у нас — ​12 т (эмиссия на протяжении всего жизненного цикла. — «СР»). Остальные виды генерации — ​солнечная и гидро-, не говоря об ископаемых источниках, — ​кратно превышают это количество. В составе нашей энергетической линейки мы развиваем и ветрогенерацию. Построили самый крупный в России промышленный ветропарк в Адыгее на 150 МВт, в ближайшем будущем сдадим еще один такой же в Ставрополье.
Я не могу разделить бизнес и социальную повестку, поэтому так или иначе мы участвуем в реализации почти всех целей устойчивого развития. В плане борьбы с голодом наши решения по радиационной обработке помогают повысить эффективность сельского хозяйства. На обеспечение хорошего здоровья и благополучия работает ядерная медицина, позволяющая вовремя диагностировать и лечить онкологию. Без качественного образования мы вообще никуда. У нас это и консорциум из 18 опорных вузов «Росатома» во главе с МИФИ, и непрерывное обучение на предприятиях, и атомклассы в наших городах, и детские сады, где с раннего возраста развивают интерес детей к инженерным компетенциям. В пункте гендерного равенства мы пока серьезно отстаем, но работаем в этом направлении. Два дивизиона госкорпорации возглавляют женщины.

Обеспечивать людей чистой водой по всему миру помогают наши технологии опреснения. Что касается достойной работы и экономического роста, то у нас за последние несколько лет валовый рост был по 10 % в год. Без инноваций и создания для них инфраструктуры сегодня не может развиваться ни одна крупная компания. У нас в этом плане появляются все новые направления — ​это и новые материалы и вещества, и цифровая экономика, и квантовые компьютеры. Мы развиваем инфраструктуру наших городов. Недавно бесплатно передали им в пользование платформы «Умный город».

Обеспечение устойчивости городов и населенных пунктов мы воспринимаем как часть производственной повестки. Причем речь идет не только о наших моногородах, но и о таких крупных центрах, как Нижний Новгород, Мурманск, Екатеринбург. В их развитие мы тоже вкладываем немало средств и сил.

Влияние атомной генерации на изменение климата, как я уже упоминал, по сравнению с другими видами минимально. На сохранение экосистем морей и суши направлены и наши проекты в Арктике, и работа как национального оператора по утилизации промышленных отходов I и II классов опасности. За последние три года все, что связано с экологией, стало для нас и продуктом, и частью мировоззрения.

Плюсы для бизнеса
Не только мы ориентируемся на ЦУР при выборе партнеров. Например, Nestlé дает нам дополнительный бонус на покупку электроэнергии за счет «зеленой» генерации (по соглашению с «Нестле Пурина ПетКер», поставка 50 млн кВт·ч с ВЭС «Росатома» премируется фабрикой — ​порядка 7 % по сравнению с рыночной ценой. — «СР»). А банки — ​более привлекательные условия по кредитам для строительства ветропарков. Знаком того, что, следуя ЦУР, мы идем в правильном направлении, я считаю приход большого количества крупных частных предпринимателей для создания альянсов. Например, по развитию СМП — ​это Сергей Франк и Леонид Михельсон. По сухопутной логистике — ​Сергей Шишкарев из группы компаний «Дело». Также есть проработки с теми, кто занимается авиационными перевозками.

Регистрация

*Обязательные поля

Уже есть аккаунт? Авторизируйтесь



Скачайте мобильное приложение «Битрикс24»

Перейти в браузере

Регистрация

Ваша заявка принята!

Мы уведомим вас о результатах рассмотрения вашей заявки по адресу электронной почты, указанной вами.

Регистрация

Произошла ошибка

Пожалуйста, пройдите процесс регистрации заново.

Ошибка отправки!

Приносим свои извинения. Пожалуйста, попробуйте отправить Вашу заявку позже.